Кино и каскадеры

Амурские каскадеры в скором времени покорят не только отечественных киноманов, но и зрителей из Поднебесной

04.08.2011 в 04:12, просмотров: 1476

Сняться в более чем ста фильмах и при этом не значиться в титрах - согласитесь, работенка не для тех, кто ищет славы. Но они, действительно, участвуя в культовых кинолентах, звездами экрана себя вовсе не ощущают. Да и к известности особо не стремятся, хотя зачастую становятся буквально вторым «я» какого-нибудь известного актера и выполняют за него самое сложное – трюки. В Советском Союзе этих людей называли дублерами, сейчас же их увлечение переросло в профессию. Имя им – каскадеры. О том, тяжело ли «погибать» за других, мы поговорили с членом Ассоциации каскадеров России, человеком, который снялся не в одной сотне кинолент - благовещенцем Владимиром Якуниным.
 

Кино и каскадеры

«Это профессия. Никто ни от чего не застрахован»

- Владимир Павлович, как вы оказались в профессии?

- После армии работал в уголовном розыске. Спустя какое-то время закончил Хабаровскую среднюю школу милиции, и меня практически сразу командировали в Москву на Олимпиаду-80 для подкрепления. После того, как я приехал в столицу, пошла череда событий, которые определили мою судьбу.

Получилось так, что, попав на Петровку, 38, я был направлен в секцию карате (к слову, у Владимира Якунина уже была спортивная подготовка. В Благовещенске на протяжении нескольких лет он занимался дзюдо. - Прим. авт.) Там познакомился с Тадеушем Касьяновым, который позже предложил сняться в фильме «Пираты XX века». При условии, что моя фамилия не будет значиться в титрах. Я согласился. Так началась моя карьера каскадера. Первый трюк, который пришлось исполнить, – горение на 30 процентов.

- Как же милиция? Пришлось оставить службу или все-таки удавалось совмещать?

- Дело в том, что раньше перед тем, как картина выйдет на экран, ее просматривала комиссия, в которую помимо различных специалистов кино входили сотрудники МВД. Так получилось, что «Пираты ХХ века» смотрел наш начальник генерал-майор Антонов. Разглядев меня в одном из эпизодов, вызвал на прием и поставил перед выбором – силовые органы или кинематограф. Через полгода меня приглашают на вторую картину…

- То есть предпочли кино?

- Именно так. Раньше фильмы снимались постоянно – по сто кинолент в год. Поэтому работы хватало, да и дублеров, которые так требовались в советском кинематографе, было немного. К примеру, в нашей группе известного сегодня каскадера Александра Иншакова состояло всего десять человек.
- Сейчас, насколько я знаю, Александр Иншаков действующий президент Ассоциации каскадеров России. Сколько теперь в его команде человек? Наверняка больше десяти.

- Конечно, это поначалу было десять. Сейчас в Ассоциации состоит более 150 каскадеров-профессионалов со всей страны. На самом деле до середины 90-х никакой Ассоциации не существовало, и каскадеры были слабо защищены. К примеру, при съемках фильма «Гангстеры в океане» режиссера Степана Пучиняна постановщик трюков Владимир Жариков, так сказать, не доглядел за тремя каскадерами, которые исполняли горение. В итоге ребята получили сильные ожоги, а Жариков от них отказался, чтобы снять с себя ответственность. Дабы такого не повторялось, в 94-м году была создана Ассоциация каскадеров России. Собственно, я также являюсь ее членом.

- Как разрабатываются трюки: сами придумываете либо это задача режиссера?

- Это задача постановщика трюков. Изначально мы просматриваем сценарий, а уже потом, в голове, представляя, как все должно быть, отдельные элементы прорабатываем вне съемочной площадки. К примеру, если это драка, то тренируемся в спортзале. В среднем на репетицию трюка уходит от месяца до полугода.

«Если фильм не вышел в прокат - каскадеры ничего не получат»

- Можете вспомнить самый сложный трюк из своей практики?

- Мне приходилось выполнять различные трюки – это и драки, и конные. К примеру, на съемках одного из фильмов при выполнении трюка на лошади меня неудачно завалило под животное. Результат – поломал хребет и полтора года пролежал в больнице, после чего еще «наградили» освобождением от спортивной нагрузки на два года. В общем, не повезло. Было и такое, что при съемках фильма «Битва за Москву» мы выполняли трюк горения, а нас не потушили. Хорошо хоть, что все произошло зимой, сами снегом потушились. Есть еще один случай, но уже не из моей практики, когда отличный каскадер Саша Карин, неудачно упав в коробки с башенного крана высотой в 27 метров, повредил себе позвоночник и остался инвалидом. Теперь живет во Франции, пишет сценарии.

- Стоит ли рисковать, чтобы потом остаться инвалидом?

- Это профессия. Никто ни от чего не застрахован. Если говорить об оплате, то раньше мы получали 56 рублей за трюк. По тем временам это были неплохие деньги, если учитывать, что трюки выполняли по несколько дублей.

- Сейчас ставки возросли – трюки повысились в стоимости?

- Если по смете, то 30-60-процентное горение – 600 долларов, стопроцентное – от тысячи до тысячи 200. Трюки с переворотом техники - от трех тысяч 200 долларов. Но и это не предел. Повторюсь, что сегодня намного сложнее заработать, так как ежегодно картин снимается в десятки раз меньше. Грубо говоря, одна-две в год. И еще минус – если фильм не выходит в прокат, то он не окупается и, соответственно, мы, каскадеры, ничего не получаем.

- Владимир Павлович, как считаете, компьютерная графика в скором времени сможет заменить реальных каскадеров?

- Абсолютно нет! Ведь куда интереснее смотреть трюки, исполненные вживую, нежели неестественную графику. Такой ход популярен в Голливуде, у американцев. Я считаю, что эмоции и удовольствие доставляют трюки, выполненные человеком.

«Школа каскадеров появится уже этой осенью»

- Где обучают трюкам? В специальных школах?

- Да, сейчас, особенно в столице, достаточное количество каскадерских школ. Обучают там как вполне взрослых 20-30-летних, так и несовершеннолетних. Кстати, насчет подростков у меня особое мнение. Считаю неправильным в таком возрасте обучать их трюкам, так как у них организм еще не полностью сформировался и могут возникнуть серьезные проблемы со здоровьем. Вот представьте, отзанимается 13-летний парнишка в студии кое-как, а через два года, несмотря на результаты, получит карточку каскадера. Такой «профессионал», лишь бы попасть на экран, в кино пойдет сниматься за сущие копейки. Им и будут пользоваться, пока тот не получит серьезную травму, ведь у мальца в это время и кости еще не окрепли, и психически он слаб.

- Вы упомянули о столичных школах каскадеров. У нас, на Дальнем Востоке, что-то подобное существует?

- Могу сказать за Благовещенск, что у нас каскадерских школ нет. Но заявляю, что такая в городе появится уже этой осенью. Нами собраны все документы, решаются некоторые организационные вопросы для открытия Дальневосточной студии трюкового искусства имени Валерия Приемыхова. Первый набор намечен на сентябрь.

- Обучать будете вы?

- Для обучения намерены приглашать ребят из Москвы. Но основные занятия буду вести сам. Собственно, и пришло решение организовать школу, так как я уже на пенсии, а съемки происходят крайне редко. Планируем преподавать все виды трюков – от авто и мото до горения. Естественно, не бесплатно. На эти деньги переоборудуем помещение, закупим автомобили, будем их ремонтировать. Вообще, первоначально собираемся набрать группу из 40 человек.

- Люди, которые пройдут курс каскадера, где смогут применить свои навыки?

- Нам очень повезло с соседями – в Китае на сегодня снимается по сотни кинолент в год, где требуются европейские лица. Например, осенью мы с группой из Москвы едем на съемки фильма «Чингисхан», затем у китайцев будет перспективная классическая картина «Восточная империя». Везде нас приглашают, просят принять участие.